На Кузбассе БелАЗ переехал машину с людьми. Кто виноват? (ФОТО)

В суде Куйбышевского района Новокузнецка продолжается рассмотрение дела о ДТП со смертельным исходом, которое произошло 20-го февраля близ разреза «Бунгурский-Северный». Виновником дорожного происшествия признали водителя автомобиля «Ниссан» Андрея Миллера, перевозившего двух пассажиров (работников угольного предприятия). Его иномарка лоб в лоб столкнулась с БелАЗом на дороге общего пользования, где карьерным самосвалам проезд категорически запрещён. Власти Новокузнецка, имея негласное соглашение с разрезом по обслуживанию муниципальной дороги, долгое время «закрывали глаза» на дорожный произвол. А некоторые инспекторы ГИБДД и вовсе были уверены, что дорога является технологической. И не штрафовали водителей и угольное предприятие за нарушения на «бесхозяйственном участке», где крупногабаритная техника, гружёная углём днём и ночью колесила без сопровождения и специального разрешения. В итоге произошла трагедия с гибелью людей. Виновником же оказался водитель легковушки, который подвозил на смену своих коллег по работе.

Расследование дела о ДТП с карьерным самосвалом на дороге общего пользования напоминает историю с трагедией на шахте «Ульяновская», где в роли виновников оказались простые рабочие угольного предприятия. Напомню, что в марте 2007 года из-за выброса метана на шахте погибли 110 человек. К уголовной ответственности привлекли диспетчера шахты и инженера участка вентиляции и техники безопасности, которые находились на смене. За нарушение правил безопасности при ведении горных работ они были приговорены к 3,5 годам колонии-поселения и 3 годам условного осуждения. «Стрелочников» наказали, а руководство шахты осталось как бы ни при чём. Только после многочисленных жалоб родственников погибших горняков, в том числе и Президенту РФ, судебное разбирательство возобновили. В 2015 году ди⁠ректора угольного предприятия и ещё пятерых сотрудников шахты осудили на реальные сроки заключения. Масштаб трагедии, которая произошла на шахте, безусловно, не сопоставим с дорожной аварией близ разреза. Но обвинительный сценарий в деле о ДТП точь-в-точь напоминает ту трагическую историю, когда следствие пыталось найти «крайних». Руководителей крупных угольных предприятий, по сути, пытались и пытаются «отмазать» от наказания. А на скамье подсудимых оказываются «стрелочники».

В ходе судебных заседаний по делу о февральском ДТП в Новокузнецке было установлено, что разрез «Бунгурский-Северный» расширил дорогу общего пользования, по которой двигались БелАЗы, без необходимого согласования и проведения определенной законом процедуры. Представитель администрации Новокузнецка в суде пояснил, что между администрацией и угольным предприятием имеется устная, негласная договоренность о том, что разрез осуществляет содержание муниципальной дороги. Выходит, что городские чиновники сняли с себя ответственность за транспортно-эксплуатационное состояние дорожного участка, дав угольщикам «зелёный свет» на проезд карьерных самосвалов? Руководители разреза в судебном заседании подтвердили, что участок дороги, где произошло ДТП является дорогой общего пользования. Несмотря на это, дирекция давала указания на передвижение по дороге БелАЗов, гружёных углём, без необходимого разрешения и сопровождения (п. 23.5 ПДД), а также, не инструктируя водителей карьерных самосвалов о мерах предосторожности и правилах передвижения по дорогам общего пользования на крупногабаритных транспортных средствах. После смертельного ДТП в Листвягах, Управление дорожно-коммунального хозяйства и благоустройства (УДКХ и Б) администрации Новокузнецка всё-таки выдало специальные разрешения на передвижение по дорогам общего пользования карьерному самосвалу, который принадлежит «Бунгурскому-Северному». А в начале марта разрез обратился с заявлением о выдаче специального разрешения на передвижение с улицы Погрузочной, 54 до улицы Ливинской, 46. Возникает вполне логичный вопрос: на каком основании УДКХ и Б выдало разрешения на передвижение по дороге, на которой произошло ДТП? Ведь если верить заявлениям чиновникам данная дорога не находится на балансе администрации, а обслуживается разрезом.

В суде водитель карьерного самосвала пояснил, что разрез «Бунгурский-Северный», считает дорогу технологической. Однако выяснилось, что при приёме на работу, а потом и при выпуске водителей БелАЗов на маршрут по путевому листу, вышестоящее руководство угольного предприятия не предоставляет для ознакомления Инструкции по технике безопасности и эксплуатации БелАЗов, а лишь на словах объясняет, где и с какой скоростью нужно двигаться. В судебном заседании работник разреза (участник ДТП) затруднился пояснить, с какой скоростью ему нужно было ехать в том месте, где произошло ДТП. Также он не дал чёткого ответа на вопрос :почему двигался с превышением допустимой скорости, поскольку согласно действующим инструкциям, водитель должен управлять БелАЗом со скоростью не более 10 км/час. Водитель карьерного самосвала в ходе судебного разбирательства указал, что незадолго до ДТП осуществлял обгон другого крупногабаритного транспортного средства (который ехал в соответствии с требованиями ПДД и Инструкцией), в связи с чем у него была увеличена скорость. Однако «обгонщик» не мог не знать, что инструкция по эксплуатации БелАЗов прямо запрещает совершение подобных манёвров при гружёном транспортном средстве. Не исключено, что, совершив данный обгон, водитель карьерного самосвала лишил себя возможности постоянного контроля за движением своего автомобиля, что привело к потере управления транспортным средством Многотонная техника двигалась в сторону, где осуществлял движение легковой автомобиль с пассажирами. При этом водитель БелАЗа должен был двигаться таким образом, чтобы обеспечить возможность встречного разъезда с легковым автомобилем, как предусмотрено в инструкции по эксплуатации крупногабаритных транспортных средств. По убеждению защитников подсудимого Андрея Миллера, именно БелАЗ нарушил правила маневрирования, осуществив обгон другого транспортного средства. Помимо этого, был нарушен скоростной режим, установленный для гружёных БелАЗов в зимний период времени на дорогах общего пользования. В ходе судебного заседания следователь подтвердил, что дорога, где произошло ДТП, является дорогой общего пользования. При этом ширины проезжей части было достаточно для того, чтобы обеспечить встречный разъезд БелАЗу и легковому автомобилю, в том случае, если бы водитель не допустил при торможении блокировку колёс и последующий юз.

Как было сказано выше, обвинение в смертельном ДТП предъявили Андрею Миллеру. Разрез «Бунгурский-Северный» наказали штрафом в размере 400 тысяч рублей. Водителя БелАЗа, под который попал легковой автомобиль, привлекли к административной ответственности, лишив водительских прав на 6 месяцев. А «стрелочником» оказался водитель «Ниссана» Андрей Миллер, который по мнению адвокатов, не нарушил ни одного пункта Правил дорожного движения. Напомню, что в результате ДТП владелец иномарки, перевозивший своих коллег к месту работы, был травмирован. Его пассажиры Вадим Насиров и Анатолий Попов погибли. «Бунгурский-Северный» отказался выплачивать компенсации семьям погибших сотрудников. В ответ на равнодушие угольщиков люди стали жаловаться в различные ведомства, в том числе генеральную прокуратуру. «…Представители ООО «Разрез Бунгурский – Северный» доносят до нас, потерпевших, сведения о том, что данный случай не является производственным. И это при том, что несчастный случай произошел после прохождения Поповым Анатолием Анатольевичем и Насировым Вадимом Шамсудиновичем медицинского осмотра в административно-бытовом комплексе ООО «Разрез «Бунгурский-Северный» и в момент следования к месту работы. Таким образом, руководство разреза пытается уклониться от материальной ответственности за последствия, наступившие на производстве. Данный факт показывает, насколько недобросовестно может действовать руководство ООО «Разрез Бунгурский – Северный», насколько выше их финансовое благополучие по отношению к человеческим жизням», — говорится в письме. Имея немалую прибыль от добычи топлива, разрез-нарушитель отказывается произвести выплаты за гибель сотрудников, которые прошли предсменный осмотр и ехали к месту работы. Одна из потерпевших рассказала в суде «о равнодушии и крохоборстве» руководителей разреза, которые заявили, что предприятие несёт миллионные убытки, а ОНИ (родственники погибших рабочих) слишком много жалуются в различные инстанции.

Возможно всей этой трагической истории могло бы и не быть, если бы сотрудники надзорных ведомств, администрации Новокузнецка и Новокузнецкого района своевременно реагировали на письма жителей посёлка Листвяги и Загорского сельского поселения, которые неоднократно жаловались на опасный участок дороги, по которому одновременно осуществляют движение легковые машины, автобусы и карьерные самосвалы. До ДТП с 2011 года работы по строительству (реконструкции) указанной дороги не производились. Прокуратурой уже установлен фактический статус «бесхозяйности» указанного участка дороги. Однако представители надзорного органа до сих пор не вышли с иском в суд, обязав администрацию города Новокузнецка поставить на балансовый учёт данную дорогу.

Так кто же объективно виноват в февральском ДТП? Водитель иномарки, который ехал на работу с коллегами? Сотрудник угольного предприятия, который управлял стотонным самосвалом, нарушая правила дорожного движения и, пренебрегая инструкциями? Или же руководство разреза «Бунгурский-Северный», допустившее движение БелАЗов по дороге общего пользования без соответствующих разрешений и сопровождения? Кто на самом деле должен отвечать по ЗАКОНУ? Вопросов достаточно, чтобы суд досконально разобрался в деталях уголовного дела и вынес справедливое решение.

Источник: nk-tv.com

Комментарии неравнодушных

Без имени13 ноября 2018, 12:13
у адика часы золотые, вот он бабки крутит так крутит

отменить цитирование