История кровавой новокузнецкой ОПГ (ФОТО)

Этих парней спортивного телосложения с недобрыми ухмылками некоторые предприниматели города Новокузнецка вспоминают до сих пор. Их появление в торговых палатках, на территориях фирм и предприятий обычно не сулило ничего хорошего и могло закончиться для владельцев бизнеса инвалидностью и даже смертью. Говорили визитеры тихо и, как правило, очень убедительно, стремясь донести до визави простую мысль: «Своими доходами с хорошими людьми надо делиться».

Когда кто-то из будущих подопечных делал вид, что не понимает посыла, в ход шел козырный аргумент: из спортивной сумки извлекалась отрубленная рука и демонстрировалась в качестве возможного развития событий. Это производило такой сильный эффект, что коммерсанты порой забывали, как их зовут, а когда получившие свое бандиты удалялись, спешили рассказать об увиденном своим коллегам, сея в их рядах настоящую панику. Вот такую славу своей ОПГ в кратчайшие сроки организовал бывший десантник и борец Владимир Лабоцкий. Но обо всем по порядку.

Уроженец города Новокузнецк Лабоцкий с детства отличался хорошей спортивной подготовкой и занимался вольной борьбой, что, к слову, очень ценилось малолетней «братвой». По достоинству оценили способности новобранца и в военкомате, в итоге отправив его на службу в ВДВ. Вернувшись в родной город в конце 80-х, Лабоцкий начал думать, как жить дальше. У молодежи этого крупного, но провинциального города было три пути: уезжать на учебу в столицу, попытаться получить диплом на месте или идти работать на Кузнецкий металлургический комбинат (ныне — Новокузнецкий), который в конце 80-х начинал активно выпускать продукцию на экспорт, а потому процветавший даже в перестроечное время.

Владимир Лабоцкий
Фото: mzk1.ru

Правда, живых денег хватало далеко не всем. В то время был в моде бартер, поэтому заработную плату рабочим иногда выдавали натуральными товарами и техникой — телевизорами, соковыжималками и так далее. И дабы хоть как-то прокормить свои семьи, граждане пытались это добро реализовать. Тут им «на помощь» и приходил Лабоцкий, который организовал прямо на территории завода пункт приема техники. Брал, правда, с хорошим дисконтом, продавая потом уже по рыночной цене. Но работяги и этим деньгам были несказанно рады.

Игра престолов по-новокузнецки
Впрочем, всю жизнь барыжить телевизорами, как и жить на одну зарплату, Лабоцкий не планировал. В начале 90-х, оценив криминальную обстановку в городе, он понял, что единовластия в Новокузнецке нет: городом правили несколько группировок. Идти в подчинение к кому-либо самоуверенный Лабоцкий не желал и решил любым путем собрать собственную ОПГ. Текущие планы он обсудил с однополчанином и, по совместительству, лучшим другом Игорем Шкабарой. Тот идею с энтузиазмом поддержал и занялся подбором бойцов, в ряды которых попадали исключительно спортсмены. Иной контингент, например, бывших сидельцев, боссы новоиспеченной группировки не жаловали: им нужны были люди сильные, здоровые и без вредных привычек.

Игорь Шкабара (Барыбин)
Фото: КраймТВ

Лабоцкий долго думал, как бы перехватить власть в регионе, и при этом бойцов своих на поле боя не положить. И придумал. В 1992 году он решил стравить конкурентов между собой, и пока они будут заняты разборками, быстренько занять свою нишу. Изучив «материал», Лабоцкий решил наехать на бригаду криминального авторитета Николая Селиванова — тот в любом случае обидчиков бы не простил. При этом Лабоцкий понимал, что его план крайне рисковый, ведь узнай Селиванов, кто на самом деле решил перейти ему дорогу… Лабоцкому и его братве в этом случае пришлось бы несладко.

В назначенный день бойцы Лабоцкого прибыли в поселок Заречье, где в одной из многоэтажек по их агентурным данным отдыхали с девицами легкого поведения несколько участников селивановской ОПГ. С первым бойцом киллеры в черных масках расправились прямо у входа в квартиру, раскроив ему голову острым топориком, ставшим чуть позже визитной карточкой команды Лабоцкого. Следом полегли еще двое, одному из которых перерубили позвоночник, а другому — рассекли горло. К слову, именно во время этого рейда «лабоцкие» и обзавелись страшными трофеями — отрубленными конечностями «селивановских», которыми пугали потом несговорчивых бизнесменов вплоть до окончательной порчи «реквизита».

 

Фото: Илья Питалев / «Коммерсантъ»

В итоге все получилось именно так, как и задумывал начинающий босс: в Новокузнецке развернулась война. Селиванов мстил, другие группировки, пользуясь временным ослаблением его власти, пытались отжать у авторитета часть подшефных территорий. А Лабоцкий, которому смута была лишь на руку, начал захватывать власть в городе. И весьма преуспел — вскоре его группировка, задавив конкурентов, не только стала самой мощной в Новокузнецке, но и заявила о себе в Иркутске, Томске, Красноярске и даже Геленджике. Занимались бандиты, как водится, рэкетом, «крышуя» как обычных рыночных торговцев, так и владельцев коммерческих предприятий.

Топорик войны
Вскоре после того как братва Лабоцкого заявила о себе, город облетела история, ставшая настоящей легендой-страшилкой. Не разобравшись что к чему, в конфликт с бригадой авторитета вступил владелец одной из рыночных палаток. Причем, отважный мужчина даже стал претендовать на роль главного бунтаря, убеждая других торговцев не подчиняться бандитам.

Кончилось все печально: на глазах у продавцов и посетителей рынка бедолагу скрутили и отрубили ступню. Затем, посоветовав жертве не помышлять об обращении в милицию, бандиты удалились. Очевидцы помогли пострадавшему добраться до больницы, откуда он вышел на костылях уже совсем другим, морально сломленным человеком. Первое, что сделал торговец — отдал отморозкам все долги. За что получил от Лабоцкого «шубу с барского плеча» — машину, оборудованную ручным управлением.

Схожими методами «лабоцкие» постепенно подминали всех платежеспособных коммерсантов. Взлетавшие на воздух ларьки были не редкостью для Новокузнецка 90-х. Сначала авторитет собственноручно изготавливал бомбы: этот навык он приобрел во времена службы в армии. Но вскоре жизнь ему реально облегчило открытие канала по поставке тротила.

 

Детонатор для пластиковой взрывчатки
Фото: КраймТВ

В ту пору со своими подельниками Лабоцкий рассчитывался всегда вовремя, положив им оклады в районе трехсот тысяч неденоминированных рублей. Каждый член ОПГ к этому времени уже имел оружие: босс наладил поставку из-за границы пистолетов Beretta. Причем для вооружения своих боевиков осторожный и подозрительный Лабоцкий придумал целую схему, достойную сюжета для шпионских кинофильмов.

В роли курьеров, которые доставляли стволы в заранее оплаченные гостиничные номера, выступали миловидные барышни — Лабоцкий отлично понимал, что такие с наименьшей вероятностью вызовут подозрения у стражей порядка. Девушки заходили в помещение, раздевались, снимали закрепленное на талии оружие и уходили в душ. Спустя минуту в номер заходили люди Лабоцкого, забирали «посылки» и скрывались. Подобная схема ни разу не подвела предприимчивого главу ОПГ.

Не жадничал главарь и по части расходов на подготовку к различным карательным операциям, правда, за каждую копейку требовал с бойцов отчет. А те, кто имел неосторожность зажать даже на рубль, — неизменно отправлялись в свою последнюю прогулку в ближайший лесок, где провинившимся пускали пулю в лоб или действовали по старинке, ломая череп острым топором.

К концу 1992 года Лабоцкий вдруг понял — «ловить» ему в Новокузнецке уже нечего. Во-первых, все, что можно было выжать из городского бизнеса, он выжал. А во-вторых, Лабоцкий «подхватил» паранойю: бандиту стало казаться, что местные недруги задумали его устранить. В связи с этим глава ОПГ усилил свою охрану и к жене тоже приставил телохранителей, запретив ей покидать дом без острой необходимости. В итоге женщина получила разрешение лишь на кратковременные прогулки с ребенком. Учитывая оба фактора, шеф новокузнецких бандитов решил двинуться на покорение Москвы. В родном городе он назначил наместников, которым надлежало продолжать сбор дани и, оставляя себе немного на текущие нужды, пересылать большую часть наличных шефу.

 

Новокузнецк
Фото: Дмитрий Коробейников / РИА Новости

Столичные гастроли
В столичный вояж Лабоцкий прихватил порядка двадцати бойцов, в том числе и Шкабара: тот казался ему наиболее верным — к тому времени друзья практически породнились, став кумовьями. Прибыл в Белокаменную вместе с Лабоцким и его персональный киллер Дмитрий Кондрашов. Он был бесконечно благодарен боссу за то, что тот в свое время поверил в щуплого, одетого в одну рванину парня: мать Кондрашова увлекалась алкоголем, и на сына, над которым издевался весь двор, ей было плевать. Лабоцкий же пригрел новобранца, снабдил его деньгами на пропитание и дал возможность проявить себя.

На первое задание Кондрашов, чей опыт убийства на тот момент ограничивался лишь комарами, шел на подгибающихся ногах: ему предстояло устранить одного из новокузнецких авторитетов, который путался у Лабоцкого под ногами. К выполнению поручения Кондрашов подошел крайне ответственно. Стащив старые одеяния своей матери, больше походившие на лохмотья, киллер замаскировался под нищенку и, подойдя к своей жертве, попросил подаяние. Тот в грубой форме отказал — и сразу же получил удар ножом в сердце. Лабоцкий работой новичка остался доволен и даже презентовал тому подержанные «Жигули».

Оказавшись в столице, босс решил первым делом взыскать старые долги. Благо должник оказался под боком: заместитель генерального директора одной из новокузнецких фирм по кличке Китаец в свое время сбежал из сибирского города, прихватив с собой наличность, предназначенную «лабоцким» бандитам. В Москве беглец быстро обзавелся «крышей», нырнув «под крыло» могущественной ореховской ОПГ, и жил себе припеваючи, посещая раз в неделю сауну, расположенную на территории одной из школ в районе Солнцево.

 

Фото: Олег Булдаков / ТАСС

Тем пятничным вечером января 1993 года его и нашли земляки: ворвавшись в парилку с автоматами наперевес, они хладнокровно расстреляли Китайца и двух его телохранителей. Досталось и мирному населению: помимо сотрудников школы был ранен старшеклассник, на свою беду задержавшийся в этот день в стенах учебного заведения.

Дело вызвало невиданный доселе резонанс: даже для 90-х стрельба в столичной школе была явным перебором. Стражи порядка обнаружили в парилке порядка шестидесяти гильз. А во дворе нашли и орудие преступления: автоматы Калашникова. К слову, считается, что бойцы Лабоцкого стали прародителями киллерской традиции — бросать стволы на местах расправ, что в будущем значительно осложняло следователям сбор доказательной базы о причастности наемников к ликвидации жертвы.

Между тем сам Лабоцкий, абсолютно не опасаясь разоблачения, вышел на одного из представителей органов правопорядка. И за щедрое вознаграждение тот организовал авторитету картотеку с досье на всех мало-мальски значимых «законников» и криминальных авторитетов столицы. Изучив документы, гастролер решил, что бояться ему некого, — и вскоре подмял под себя ряд коммерческих структур. Почему столичные боссы не поставили приезжего на место — загадка. Многие списывают это на фатальную везучесть Лабоцкого, подкрепленную верой в свою непробиваемость и неуязвимость.

В феврале 1993 года авторитет приступил к подготовке нового преступления: ему предстояло убрать спортсмена и создателя Российской лиги кикбоксинга Юрия Ступенькова. До сих пор достоверно неизвестно, чем Ступеньков так насолил Лабоцкому, но то, что на него открыта охота, Юрий прекрасно знал. И поэтому поспешил скрыться на даче своего знакомого, расположенной в Видновском районе Подмосковья.

Обычные поиски ни к чему не привели, и тогда Лабоцкий решил применить чекистские методы. Еще верховодя в Новокузнецке, он очень удачно съездил за границу, откуда привез прослушивающие устройства. «Жучки» Лабоцкий размещал повсюду, что вскоре закрепило за ним репутацию могущественного и всезнающего бандита. Пригодилось оборудование и в Москве: бойцы Лабоцкого проникли в квартиру Ступенькова и поставили на его домашний телефон прослушку с определителем номера.

Но и после такого хода удача не сразу улыбнулась бандитам. Ступеньков, который тоже был не лыком шит, звонил домой исключительно из телефонов-автоматов, добираясь к ним на собственном автомобиле в разные районы Подмосковья. Лишь однажды он допустил прокол, в итоге стоивший ему жизни: на улице разыгралась настоящая буря, и Ступеньков решил справиться о здоровье близких, набрав им с дачного телефона. Буквально через 10 минут в его жилище ворвались убийцы, сумевшие наконец определить местонахождение жертвы.

 

Юрий Ступеньков
Фото: w5kick.com

Еще одной жертвой безжалостной бригады Лабоцкого стал директор филиала Московского кожевенного завода. Бандитам понравился офис предприятия, а тот категорически отказался уступать им помещения. Тогда отморозки по старинке решили ликвидировать несговорчивого бизнесмена. Правда, сначала по ошибке они перерезали горло обычному слесарю, внешне похожему на коммерсанта. Впрочем, немногим позже киллеры выследили директора и застрелили на западе Москвы во время прогулки.

Сам себя перехитрил
Не забывал Лабоцкий периодически прослушивать и своих бойцов. Не стал исключением и его кум Игорь Шкабара, который вопреки традициям взял фамилию супруги и стал Барыбиным. Верить в то, что старый друг когда-нибудь его предаст, Лабоцкому очень не хотелось. Но пришлось: во время одного из летних застолий 1994 года Барыбин проговорился браткам, что не прочь стать новым боссом в группировке. Был ли у него такой план, или же эти слова относились к категории пьяного бреда, Лабоцкий проверять не стал. И вынес теперь уже бывшему приятелю смертный приговор.

Причем к реализации своей задумки авторитет подошел по привычке креативно. Вспомнив лихие годы в Новокузнецке, он собрал бомбу, завернул ее в газету, принес к дому Барыбина на улицу Академика Опарина, но неожиданно столкнулся с «предателем» у подъезда. Соображая прямо на месте, как ему лучше поступить, Лабоцкий предложил куму пройти для важного разговора за гаражи, расположенные неподалеку от Ленинского проспекта.

Тот согласился, но, начав подозревать какой-то подвох, держался от шефа на приличном расстоянии. Как оказалось, не зря: не рассчитав своих габаритов, Лабоцкий случайно задел рукой гаражное строение, и в этот же момент прогремел взрыв. Остолбеневший от неожиданности Барыбин на протяжении нескольких минут смотрел на корчившегося в муках Лабоцкого, а после достал пистолет Walther и пустил куму пулю в лоб. Так неожиданно и бесславно закончилось правление грозного и могущественного Владимира Лабоцкого.

Тело Владимира Лабоцкого
Кадр: Криминальная Россия / YouTube

Сразу после похорон Барыбин провозгласил себя новым главой ОПГ. Такая рокировка пришлась по вкусу не всем членам группировки, а в Новокузнецке даже вспыхнуло местечковое восстание. Один из бандитов собрал вокруг себя часть группировки и заявил права на часть новокузнецкого «пирога». А еще но ограбил и убил ударом топора кассира ОПГ, собиравшегося везти очередную дань Барыбину в Москву.

Понимая, что бездействие неминуемо приведет к развалу группировки, Барыбин послал в родной город киллеров. Те выполнили работу только наполовину: 1 января 1995 года выследили отступника, но в итоге лишь тяжело ранили его. За такой «косяк» озлобленный неудачей Барыбин приговорил ликвидаторов к смерти, а в Новокузнецк отправился еще один наемник. Тот оказался удачливее предшественников: переодевшись в медицинский халат, киллер проник в реанимацию и добил подранка.

Кровавые интриги
Усмирив новокузнецкий бунт, Барыбин принялся за оценку надежности и профпригодности своих столичных коллег. И вскоре вынес свой вердикт: трое из сподвижников представляют угрозу его единоличному правлению. Одним из потенциальных врагов главарь определил своего номинального заместителя Сергея Гнездича — тот при Лабоцком был штатным киллером и значился приближенным авторитета. Не забыл Барыбин и про верного своему предшественнику Дмитрия Кондрашова и его ближайшего приятеля, ликвидатора по фамилии Кривицкий.

Первым пал Гнездич. 9 декабря 1995 года он находился дома с семьей и принимал ванну. В это время в гости заявился Барыбин. Знавшая главаря супруга Гнездича спокойно впустила его в дом и указала на местонахождение мужа. Постучавшись и получив приглашение, Барыбин зашел в ванную комнату и, приставив к голове ничего не подозревающего зама пистолет с глушителем, нажал на спуск. Приказав вдове «прикусить язык» и не рассказывать ничего милиционерам, Барыбин покинул квартиру.

Тело Сергея Гнездича
Кадр: Криминальная Россия / YouTube

Шокированная произошедшим женщина тут же позвонила Кондрашову и Кривицкому, которые были у Гнездича телохранителями. Те решили немедля отомстить за шефа и отправились в квартиру убийцы. Барыбин именно этого и ждал: обескуражив визитеров радушным приглашением войти, коварный авторитет умудрился так заговорить им зубы, что те в какой-то момент положили свои автоматы на пол. И в это же мгновение один за другим отправились на тот свет: хозяин дома расстрелял обоих из пистолета, который в одно мгновение вытащил из-за пояса.

Затем, приказав жене замывать кровавые пятна на ковролине, Барыбин завернул тела бывших соратников в простыни и вывез под покровом ночи в безлюдное место — на пустырь неподалеку от своего жилища. На окровавленные свертки почти сразу же наткнулись собачники, которые сообщили о страшной находке в милицию. Осматривая трупы, стражи порядка обратили внимание, что на простынях остались бирки одной из столичных прачечных. Это обстоятельство и послужило ключом к разгадке: сотрудники предприятия сообщили оперативникам данные клиента и задержание Барыбина было делом времени.

И хотя к моменту, когда милиционеры прибыли в квартиру главы ОПГ, она была пуста — сразу после убийства Барыбин отправил жену и детей в Новокузнецк — вскоре его самого и еще 39 участников группировки арестовали. Однако давать признательные показания те не спешили.

— Я просто ничего не понимаю, — недоумевал на допросах Барыбин. — Со мной все беседуют, пытаются из меня что-то как-то вычерпнуть… Я не могу понять, в чем меня обвиняют? Я хочу на эти обвинения дать четкие ответы.

Впрочем, игра в «несознанку» главарю новокузнецких не помогла. В ходе обысков в жилищах членов группировки нашли большое количество оружия и боеприпасов. А следователям удалось доказать причастность отморозков к 30 убийствам и 9 покушениям. Концом единства новокузнецкой ОПГ стал состоявшийся в 1999 году суд. В итоге главаря Игоря Барыбина приговорили к 15 годам лишения свободы: в ту пору согласно УК РФ это был максимально возможный срок, а члены его группировки получили от 3 до 14 лет колонии. После посадки Барыбина и других влиятельных членов группировки, она распалась на мелкие бригады, которые к началу 2000-х постарались максимально легализовать свою деятельность. Кровавая бандитская вольница на Кузбассе закончилась. Будем надеяться, навсегда...

Источник: lenta.ru

Комментарии неравнодушных

отменить цитирование