Тольяттинский потрошитель требует свободы (ФОТО)

Олег Рыльков, прозванный «Тольяттинским потрошителем» за страсть вырезать у жертв органы и уносить их с собой, просит выпустить его на свободу. Рылькова приговорили к расстрелу, но заменили исключительную меру на пожизненное заключение. Отсидев 20 лет, он заявил о тяжелом заболевании, из-за которого больше не может отбывать срок. Корреспондент «Ленты.ру» Игорь Надеждин поговорил со следователем, с «потрошителем» и вспомнил, за что его приговорили к смертной казни.

Сызранский городской суд Самарской области рассматривает ходатайство Олега Рылькова о досрочном прекращении наказания в связи с тяжким заболеванием, препятствующим нахождению в местах лишения свободы. Слушания начались 16 июня. После нескольких судебных заседаний Рыльков потребовал сменить адвоката, и процесс пошел заново.

Ходатайства, написанные им от руки, больше похожи на произведения искусства: первая буква — с завитушками, главная мысль выделяется черной пастой, хотя все содержание — синими чернилами. Ссылки на документы — подчеркнуты. Глядя на эти послания, понимаешь, человеку нечем заняться… Хотя человеком Рылькова назвать нельзя.

Лучше всего ему подходит слово «нелюдь».

«У него потрясающая память»
Первое преступление, в котором признался Рыльков, было совершено им 3 апреля 1992 года, когда он работал на АвтоВАЗе. Мужчина выследил восьмилетнюю девочку, возвращавшуюся домой из школы. Зайдя за ней в квартиру, он приставил ей к горлу нож и похитил хозяйственную сумку стоимостью 25 рублей, импортные кроссовки за 350 рублей, кожаные мужские туфли (150 рублей) кроссовки женские (350 рублей), туфли женские (308 рублей), джинсы (750 рублей), футболку (550 рублей), джемпер мужской (400 рублей), туалетную воду (400 рублей) и шесть аудиокассет для магнитофона ценой 25 рублей 50 копеек каждая.

Фото: Игорь Надеждин
Олег Рыльков на заседании Сызранского городского суда, рассматривающего ходатайство о досрочном прекращении его наказания

Из материалов уголовного дела — выдержка из обвинительного заключения:

«... зная, что Иванова И. не достигла четырнадцатилетнего возраста, Рыльков О.В. под угрозой ножа заставил ее снять всю одежду и обнажил свои половые органы. После чего заставил Иванову И. гладить руками свой половой член, а затем совершил с ней насильственное половое сношение, вводя свой половой член и произведя семяизвержение в рот потерпевшей. Во время этого Рыльков О.В. лизал языком половые органы несовершеннолетней Ивановой, ощупывал ее тело и половые органы руками, вел непристойные развращающего характера разговоры на сексуальные темы, угрожал убийством и причинением тяжких телесных повреждений.

Аналогичных преступлений он совершит еще несколько десятков. На первом суде будут доказаны 34 преступления, позже, уже после приговора и отправки в «Черный Дельфин», Рыльков станет признаваться в новых преступлениях. Его будут этапировать обратно в Самарскую область, проводить следственные действия, допрашивать… — это своеобразные каникулы для тех, кому терять нечего. В том числе и для Рылькова — большего срока, чем пожизненное, в нашем Уголовном кодексе нет. За прошедшие 19 лет Рыльков устраивал себе такие каникулы пять раз, признавшись еще в четырех убийствах и семи сексуальных преступлениях.

— У него потрясающая память, — говорит капитан юстиции Евгений Сиксаев, следователь третьего отдела по расследованию особо важных дел следственного управления СКР по Самарской области. — Он помнит все вплоть до мелких деталей. Цвет одежды, что было в руках, какие действия совершал. И все, что он говорит, подтверждается материалами уголовных дел. Купальник очередной своей жертвы он описывает очень точно, хотя прошло 22 года. Часто за ним даже записывать не успеваешь — такие подробности он выдает.

Действовал Рыльков по схожей схеме: около полудня он входил в любой подъезд любого дома и внизу ждал девочек, которые возвращались из школ. Заметив квартиру, куда они вошли, он через несколько минут звонил в дверь. Говорил, что друг папы, и ему надо передать журналы (или кассеты, или деньги), и заодно просил воды попить. Убедившись, что в квартире никого нет, он нападал. Всегда брал какие-то вещи (от хрустальных ваз до телевизоров), но все-таки главной целью была похоть. И перед каждым преступлением он чуть-чуть выпивал — для храбрости и для возбуждения.

Из материалов Самарского областного суда
Образец ходатайства, поданного Олегом Рыльковым. Оно тщательно выписано и красиво оформлено.
Несколько раз Рыльков чуть не попался, но он сам говорит, что очень тонко чувствовал опасность. Так, однажды он вошел в квартиру, начал раздевать девочку, но вдруг все бросил, и, ничего не взяв, ушел. При выходе из подъезда он столкнулся с мужчиной, который на него внимания не обратил — это отец чуть не ставшей очередной жертвой девочки бежал домой с работы. Ему позвонила соседка, которая в дверной глазок увидела входящего в квартиру незнакомого мужчину.

— Он вообще очень тонкий психолог, чувствует собеседника и понимает, как себя с ним вести, — говорит следователь Сиксаев. —Отработав не один год в следствии, я раньше таких не встречал.

«Стал взвинченным, начал нервничать»
В 1996 году Рыльков начал убивать… И только после этого маньяка начали активно искать.

Вечером 18 июля 1996 года он увидел во дворе одного из домов на Тополиной улице маленькую девочку Полину. И обманным путем заманил ее в заброшенный бункер на территории расформированной воинской части в 300 метрах от ее дома, где изнасиловал, а потом задушил. Тело девочки нашли через два дня, но к тому моменту милиция и прокуратура (до создания СКР именно она вела следствия по тяжким преступлениям) уже установили личность подозреваемого: маленькая соседка Полины опознала в мужчине, который увел девочку, своего дальнего родственника — дядю Олега. 19 июля следователь пришел к нему домой, но он там уже месяц не жил — его выгнала жена. Из разговора с ней стало понятно, что она тоже жертва Рылькова.

Из материалов уголовного дела — показания жены Олега Рылькова, Екатерины (во время следствия она повторно вышла замуж и поменяла фамилию):

«Мы расписались в 1988 году, в 1989 году у нас родилась дочь Эльвира. В 1994 году Олег перестал работать на ВАЗе, но никаких конфликтов из-за этого в семье не было, мы только периодически говорили, что ему надо куда-то устроиться на работу.

В июле 1995 года Олега на улице избили несколько парней. Из-за этого Олег обратился в травмпункт. У него была сломана челюсть, накладывали швы на голову. После этого Олег стал каким-то взвинченным, начал нервничать, выпивать почти каждый день, но не помногу. В декабре 1995 года Олег меня дома избил, потом насильно совершил со мной половой акт. После этого Олег просил у меня прощения, все наладилось. Затем в апреле 1996 года Олег дома связал меня ремнем и на протяжении семи часов, с 07:30 до 16:30 насиловал меня, то есть вступал со мной в половой акт. Насильно были половые акты в рот, в задний проход и в естественной форме. Я ушла к родителям Олега, но он пришел, сказал, что такого больше не будет. Мы с ним пришли домой, но все повторилось, он опять меня связал и изнасиловал. После этого я жила у родителей Олега.

Все насилие Олег совершал с апреля 1996 года, пять раз.

С начала нашего брака Олег покупал фотографии, журналы, газеты, где изображалась эротика. Последние года два Олег стал покупать видеокассеты с эротикой. Мы эти кассеты смотрели вместе.

После случившегося в апреле этого года я решила развестись с ним. Олег об этом знал».

Про свое избиение на улице в 1995 году сейчас Рыльков предпочитает не говорить: мол, не помню такого. Но, по оперативным данным, его поймал отец девочки, которую он пытался увести в кусты, и вместе с приятелями жестоко избил. Думали, что образумили педофила, однако только обозлили. Из материалов уголовного дела видно, что сразу после того избиения Рыльков за три недели надругался еще над четырьмя девочками. Интересно, что об этих своих жертвах он во время первого следствия молчал и рассказал уже только в «Черном Дельфине».

— В своих показаниях сейчас он искренен, и все, что говорит, полностью подтверждается, — считает следователь Евгений Сиксаев. — Но он рассказывает не все, какие-то моменты утаивает. Те, которые ему неприятно вспоминать. И, уверен, что про них он никогда не расскажет. Ни мне, ни вам, вообще никому.

«Он ее ударил топором»
После убийства Полины, совершенного 18 июня 1996 года, и до июня 1997 года, по словам самого Рылькова, он никаких преступлений не совершал, кроме попытки расплатиться фальшивой купюрой. Но верится в это с трудом — скорее всего, он просто держит эту информацию для того, чтобы устроить себе новые каникулы от «Черного дельфина».

30 июня 1996 года на одном из вещевых рынков Тольятти Олег Рыльков был задержан с поличным при попытке расплатиться фальшивой стотысячной купюрой. Меньше чем через две недели после убийства Полины.

Его доставили в отделение милиции, где он сказал, что документы потерял, и представился фамилией своего друга — Ященко Александром Александровичем, неправильно назвав отчество и место рождения (на самом деле — Анатольевич). И поэтому по специализированным базам данных милиционеры не смогли установить его личность. Двое суток он провел в камере, после чего его просто отпустили под подписку о невыезде, хотя он честно признался, что места жительства в Тольятти не имеет.

Из материалов уголовного дела
Фальшивая купюра, за распространение которой был задержан Олег Рыльков

Интересно, что Рыльков трижды являлся на допросы, проходя под стендом, на котором висела его фотография с настоящей фамилией, но никто из милиционеров даже не обратил на это внимания. А в уголовном деле о фальшивомонетничестве больше листов и материалов, чем в некоторых делах по поводу изнасилований — 148. Уже перед вынесением приговора прокурор Самарской области отправил представление начальнику областной милиции — и тот отрапортовал, что все виновные строго наказаны: начальник дежурной смены понижен в должности; помощник начальника, старшина полиции, уволен; а начальнику следственного отдела, расследовавшего факт продажи фальшивой купюры, строго указали на недостатки в работе.

Весной 1997 года, на майские праздники, Рыльков перебрался из города в область — в садовые товарищества. Там он за еду устроился разнорабочим к мужчине, возводившем себе коттедж. Правда, назвал себя другим именем — Калисниченко Владимир. Через некоторое время он познакомился с его соседкой — Мосфирой Сариффулиной — и чуть позже переехал в ее садовый домик. Женщина была на 10 лет старше Рылькова, ей исполнилось 40 лет.

Там, в садовом товариществе «Энергетик-5», Мосфиру и найдут. По словам свидетелей, Мосфира была очень сильной женщиной и неоднократно поколачивала «Володю». На допросах сам Рыльков показывал, что они поссорились и он ее связал, но она развязалась, и тогда он ее ударил топором. Иного доказать не удалось — тело за несколько дней жары практически полностью сгнило. Но вот положение погибшей — на коленях перед диваном, животом и грудью на нем — заставляет предположить, что и ее Рыльков насиловал перед смертью.

По его словам, убийство он совершил 30 июня 1996 года, похитил из садового домика ключи от тольяттинской квартиры Мосфиры и поехал туда — на Зеленую улицу. Благо, соседи знали его как близкого друга хозяйки.

А он знал, что соседи работают, а их семилетняя дочь во время школьных каникул остается дома одна…

Сосед-душегуб
Около 11:00 2 июля 1997 года дядя Володя позвонил в дверь соседям — якобы он забыл ключи от квартиры, и ему надо по телефону поговорить с тетей Мосфирой. Старший сын, 16-летний Иван, открыл дверь и повел гостя на кухню, к телефону. Там Рыльков взял столовый нож и ударил им в горло подростку, но Иван сумел подставить руку, и нож сломался. Рыльков стал душить его — и тут на шум вышла его девятилетняя сестра...

Из материалов уголовного дела
Проверка показаний на местности: обвиняемый Олег Рыльков рассказывает о совершенных им убийствах

Рыльков, угрожая девочке, связал ее и брата принесенным с собой шнуром, потом отвел Ивана в спальню, заставил лечь на кровать на живот и дважды ударил топором по голове. Мальчик потерял сознание, а Рыльков решил, что он мертв. И в соседней комнате в извращенной форме жестоко изнасиловал девятилетнюю девочку. После чего так же дважды ударил ее топором по голове. Затем, забрав все ценное — семь золотых колец, три золотых гарнитура с сережками и кулонами, две золотые цепочки и маленький диктофон общей стоимостью в ценах 1997 года более 5,5 миллиона рублей, вышел из квартиры, аккуратно прикрыв за собой дверь.

Иван, пришедший в себя, сумел из окна крикнуть, что его и сестру убивал дядя Володя.

Детей госпитализировали, девочка умерла в больнице, а Иван выжил.

Рылькова задержали в километре от места происшествия.

На первом же допросе он признался в трех убийствах и 34 других преступлениях, очень подробно рассказав о каждом. Через час в СНТ «Энергетик-5» милиционеры нашли тело Сариффулиной. Сразу после этого, той же ночью, уголовное дело передали из милиции в следственный отдел областной прокуратуры.

При обыске в квартире его бывшей жены были найдены несколько похищенных с мест изнасилований вещей — от норковой шубы до хрустальных конфетниц. Обнаружились и виниловые пластинки, популярных, но дефицитных в Советском Союзе исполнителей — Патрисии Каас, Поля Мориа, Франсиса Гойи.

Из материалов уголовного дела
Фоторобот неизвестного преступника, составленный 2 марта 1993 года

Маньяка не искали
Первые преступления Рыльков совершил в 1992 году и вскоре в Тольятти заговорили: «в городе появился маньяк-педофил». Но милиция это опровергала, утверждая, что преступления совершены разными людьми, хотя на самом деле длительное время сотрудники УВД ничего не делали. Достаточно сказать, что в уголовных делах, возбужденных по этим преступлениям, к моменту задержания Рылькова оказалось от 10 до 27 листов, включая постановление о возбуждении и допросы потерпевших и их родителей. И в каждом — справка от криминалиста милиции: «Из-за неисправности фотоаппарата (рассинхронизация затвора и фотовспышки) представить фототаблицы не представляется возможным». Это значит только одно — преступления просто не расследовались.

Только 5 июня 1996 года в местных газетах появилось первое сообщение о педофиле: «Вниманию жителей Тольятти. В Автозаводском районе вновь зарегистрированы преступления, совершаемые человеком с психическими отклонениями. Преступник путем доверия проникает в квартиры, где одни остаются дети до десяти лет, совершает развратные действия или насилует, похищает ценности, носильные вещи».

В каждой квартире, где орудовал «Тольяттинский маньяк», были найдены отпечатки пальцев, но до самого задержания Рылькова никто не сопоставил их и не выяснил, что все они принадлежат одному человеку.

За преступления, в которых позже признается Рыльков, в разное время были арестованы трое разных мужчин. Каждый из них через месяц-два был отпущен из-за недостаточности улик, но полностью реабилитироваться они смогли только после осуждения Рылькова.

Единственное исключение — исчезновение девочки Полины: за первые два часа от момента заявления оперативники, участковые и инспекторы по делам несовершеннолетних составили 87 рапортов. Они опросили всех жильцов домов в районе и смогли найти свидетелей, которые видели Полину, уходящую с неизвестным мужчиной. И именно участковый нашел девочку, которая сказала, что это был ее «дядя Олег».

Особенно удивительно, что почти все преступления Рыльков совершал в Автозаводском районе Тольятти на территории одного райотдела милиции. Более того, его, уже объявленного в розыск, задержали с поличным при попытке расплатиться на рынке фальшивой стотысячной купюрой, но потом просто отпустили, даже не попытавшись тщательно выяснить личность.

И еще факт: из 34 преступлений, совершенных Рыльковым, о девяти — потерпевшие даже не заявляли в милицию. Они просто не верили в то, что кто-то что-то будет делать. А еще по четырем квартирным кражам только после задержания Рылькова выяснили, что он также изнасиловал жертв.

Расстрел на пожизненное лишение свободы
После задержания 2 июля 1997 года Рыльков сразу стал подробно рассказывать о всех своих преступлениях. В итоге к маю 1998 года, ко дню окончания следствия, ему было вменено 75 эпизодов: распространение порнографии, кражи, грабежи, разбои, изнасилования, насильственные действия сексуального характера, развратные действия, убийства, покушение на убийство двух и более лиц…

Судебно-медицинская экспертиза признала его абсолютно здоровым. Никаких отклонений в физическом развитии, никаких патологий, влияющих на сексуальную функцию, у него не обнаружили. Простите, но и мужские параметры у него в норме. Причина, по которой он стал педофилом-маньяком, так и не выяснена.

Фото: Игорь Надеждин
Уголовное дело Олега Рылькова имеет гриф «Хранить постоянно»

2 февраля 1998 года дело было направлено в суд. Суд проходил за закрытыми дверями — почти все потерпевшие были детьми. В самом начале процесса Рыльков заявил, что признает все убийства и все изнасилования, но не все приписанные ему кражи совершены им. Однако в процессе каждый вмененный эпизод был доказан: и показаниями свидетелей, и обнаруженными на месте отпечатками пальцев, и признаниями самого маньяка… Уже в самом конце процесса, предвидя свою судьбу, Рыльков попытался затянуть суд, заявив, что хочет сменить адвоката, так как тот ничего не делает для его оправдания, но получил отказ. Тем более, что буквально перед этим ходатайством Рыльков в подробностях рассказывал, как насиловал в извращенной форме восьмилетнюю девочку. Да и само обвинение против адвоката было несправедливым — он делал все, что мог.

Из материалов суда — последнее слово обвиняемого Олега Рылькова:

«Мне, в принципе, нечего сказать. Зачем сотрясать воздух и тянуть время. Бог мне судья, а может — черт или дьявол. Все это ни к чему. Все».

16 июня 1998 года был оглашен приговор: смертная казнь.

Маньяк его не обжаловал — в деле есть акт от 10 октября, в котором указано, что осужденный Рыльков отказался подавать апелляцию.

6 мая 1999 года президент Российской Федерации Борис Ельцин помиловал всех осужденных к смертной казни единым указом. Под номером 72 в нем значилась фамилия Рылькова. Всем им расстрел заменили на пожизненное лишение свободы.

Вырезал кишечник, отрезал уши
После приговора прошли годы. Осознав, что колония особого режима — не самое приятное место, Рыльков начал признаваться в других преступлениях.

В 2000 году он чистосердечно рассказал про то, как изнасиловал и убил маленького мальчика, которого принял за девочку. Состоялся новый суд, ему дали 15 лет, которые, по сути, ничего не изменили в судьбе маньяка. В нашей стране нет более строгого наказания, чем пожизненное, а он его уже получил. Позже Рыльков рассказал еще о пяти совершенных им изнасилованиях, и каждый раз его из колонии переводили в Самарскую область для следственных действий.

А весной 2019 года осужденный Рыльков написал чистосердечное признание о четырех совершенных им убийствах. Его вновь этапировали в Тольятти, и расследование приостановленных дел возобновили. Среди новых жертв — восьмилетняя девочка и три взрослые женщины. Преступления совершены под Тольятти в 1993-1997 годах. Рылькова подозревали в них, но доказать тогда не смогли.

Рассказывая про убийство девочки, Рыльков говорил, что утром проснулся на берегу реки и увидел малышку. «И мне очень захотелось взять этот образ себе». Он связал девочку, надругался над ней, а потом вырезал кишечник, отрезал уши и унес их с собой.

— Он и сейчас, 22 года спустя, испытывает наслаждение, вспоминая, что было. Он про свои преступления рассказывает взахлеб. И с поражающим восхищением описывает все, что натворил, — говорит следователь Евгений Сиксаев. — Видно, что сейчас ему всего этого не хватает. Хотя сам свои признания объясняет иначе: я покаялся перед Богом, и теперь хочу все это рассказать людям, покаяться перед людьми.

«Мои права нарушаются»
Олега Рылькова я увидел на заседании Сызранского городского суда.

— Мои права как гражданина нарушаются, мне не дают знакомиться с касающимися меня документами. Мое право на апелляцию нарушается уже 20 лет. Вот даже вас, журналиста, ко мне не пускают, потому, что я могу рассказать про тот беспредел, что творится в колонии и в правоохранительных органах, — сказал мне Рыльков.

Про совершенные им преступления он говорить отказался. Потому, что это не так важно. И он искренне в этом уверен.

Если считать от 2 июля 1997 года, то Рыльков провел в местах лишения свободы 8 тысяч 71 день. Получается по 107 дней (или по 3,5 месяца) за каждое из совершенных им преступлений — и это без учета тех убийств и изнасилований, в которых он до сих пор не признается.

По его мнению, этого более чем достаточно.

Источник: lenta.ru

Комментарии неравнодушных

отменить цитирование