Сжигают живьем. Массовые убийства в городах России

В Екатеринбурге разыскивают серийных поджигателей. На их счету уже восемь убийств. В городах России выжигают целые кварталы под элитную застройку.

С 8 марта в Екатеринбурге горят двухэтажные бараки. За 18 дней — семь возгораний. Официальная причина — поджоги. Последний пожар унес жизни восьми человек. Следствие признало, что это — массовое убийство. Корреспондент «Новой» рассказывает, как в уральской столице полиция столкнулась с кем-то, кто действует по одному сценарию, но всегда успевает скрыться. О том, как люди сами организовали оборону своих домов. И о том, какую роль в этой трагической истории играет крупный бизнес.

Гибель в пламени
Пожар в бараке на улице Омской начался после одиннадцати вечера.

— Дом занялся моментально: деревянный, старый, 1932 года постройки. Труха. Кто мог, выпрыгивал из окон, через подъезд было не выйти, — вспоминает очевидец произошедшего, житель соседнего барака Сергей. — Пожарные приехали быстро, но уже почти все занялось, даже на втором этаже.

Огонь охватил все квартиры. На место приехали пять машин скорой помощи.

— У меня на первом этаже знакомый — Андрюха. Я не знаю, есть ли он еще, или уже был. Звоню — гудки идут, но трубку никто не берет.

Спастись с первого этажа людям оказалось особенно сложно: выпрыгнуть в окно мешали решетки, а в подъезде уже полыхало.

— Не думаю, что погибшие пытались спастись. Света не было, криков изнутри — когда все эвакуировались — тоже. Я думаю, они спали и задохнулись.

Самостоятельно из дома сумели выбраться (выпрыгнуть в окно) десять человек, одну женщину в тяжелом состоянии увезли в больницу, но врачи не смогли ее спасти. Семеро — сгорели заживо.

Пожар удалось потушить лишь во втором часу ночи. От дома остались одни стены.

Полиция сразу заявила, что произошедшее — «скорее всего, поджог». «Есть достаточно веские основания полагать, что это мог быть поджог, потому что огонь начал распространяться со входной группы, она пострадала сильнее всего», — сказал пресс-секретарь свердловского главка Валерий Горелых.

Следственный комитет подтвердил эту версию: возбудил уголовное дело по статьям «Умышленное уничтожение чужого имущества, совершенное путем поджога» и «Убийство двух и более лиц, совершенное общеопасным способом».

Подозрение сразу пало на застройщика — компанию «Фортис», которая возводит жилой комплекс в 40 метрах от барака.

— Наши дома входят в их планы, — говорит один из жителей барака, расположенного по соседству со сгоревшим. — Правда, последние переговоры были давно — аж два года назад. Планировалось, что нас еще в прошлом году расселят. Но потом что-то, видимо, изменилось, и пока никаких новостей нет.

На вопрос, кто может стоять за поджогом, жители близлежащих бараков отвечают: «Понятно же». Кивают на стройку. Но обсуждать отказываются — страшно.

Логику людей можно понять. Случаев — десятки, если не сотни, когда на месте сгоревших деревянных домов вырастали многоэтажки. И здесь новый дом — тоже, вероятно, вырастет.

Однако предшествующая поджогу череда событий заставляет усомниться в том, что застройщик — единственный, кто решил избавиться от барака. Как и в том, что дело вообще в земле и в деньгах.

Пожар на крыше
За две недели до пожара на Омской бараки горели в другом районе Екатеринбурга — на Уралмаше.

10 марта Евгений Хасанов с женой собирали диван. Фоном работал телевизор. Внезапно сигнал начал пропадать.

— Я подумал, что-то с антенной. Пошел на чердак, а там огонь, — говорит Евгений.

Замок на чердачной двери был сорван. Горели бревна и доски на стыке стены и крыши. Время — около полуночи.

Хасанов начал стучаться к соседям. Вместе с Евгением Белозеровым с первого этажа они бросились тушить возгорание. Таскали воду ведрами. Подключились и живущие в бараке мигранты, работающие на соседней стройке — метрах в семидесяти от дома.

Огонь удалось потушить быстро — не прошло и получаса. Поднявшиеся на чердак пожарные сообщили о запахе бензина. Полиция возбудила уголовное дело по статье «Умышленное повреждение имущества путем поджога».

Местные вспоминают, что разговоры о поджогах начались в ноябре прошлого года — тогда на них начали выходить представители застройщика.

— На месте нашего дома строительный центр «Правобережный» планирует возвести жилой комплекс, — говорит сестра Евгения Белозерова Юлия Михалицына. — Конечно, напрямую нам не угрожают, но говорят: «Всякие бывают ситуации. У вас на Уралмаше почему-то так: только люди выехали из квартиры — ее сразу жгут». (Это — цитата из телефонного разговора с юристом компании Любовью Михайловной. Юрист говорит о том, что освободившиеся квартиры в бараках часто занимают бомжи, которые могут бросить сигарету, не затушив. Запись разговора есть в распоряжении «Новой». — И. Ж.).

— У нас как раз квартиры освобождаются, — продолжает Михалицына. — Застройщик уже выкупил здесь три комнаты и две квартиры. Туда заселили своих работников.

Интересно, что разговор о бомжах и поджогах у нас был 10 марта. И в ночь с 10-го на 11-е случился пожар.

По мнению жителей бараков, их дом подожгли скорее не с целью убийства, а чтобы припугнуть.

— Нас хотят понудить приватизировать квартиры и продать их застройщику по цене, которую скажет он. За нашу «двушку» предлагают 2,5 млн рублей. За эти деньги мы сможем купить квартиру в доме 50-х годов постройки. То есть поменять шило на мыло. Поэтому приватизировать не хотим. Хотим получить жилье по социальным нормам, когда за расселение возьмется город. А застройщика это не устраивает. Ему надо расселять скорее. Дом планируют сдать в мае 2021 года.

Последние в подъезде
Череда поджогов в Екатеринбурге началась с дома № 7 по улице Авангардной. Разумеется, он тоже должен пойти под снос в связи со строительством нового ЖК. Застройщик здесь крупный — «Атомстройкомплекс». У него сейчас десять строящихся объектов в Екатеринбурге и области.

— Это был вечер 8 марта. Около 23 часов. К нам прибежала соседка Эля, кричит: «Тетя Люся, мы горим». Горело на чердаке. Я мужа подняла, он уже спал. Побежали к соседу — Вовке. Разделились так: мы с Элей наливали воду в ведра, а мужики таскали, пытались потушить, — вспоминает жительница барака Людмила Андреевна.

Но огонь быстро перекинулся на квартиры. Своими силами жильцы уже не справлялись. Прибывшим пожарным пришлось проливать и чердак, и весь второй этаж.

— В результате на втором этаже квартиры сейчас непригодные для жилья. С первого тоже соседи съехали. Мы остались последние в подъезде — нам некуда идти, — говорит пенсионерка.

Застройщик, по словам Людмилы Андреевны, сначала предлагал выкупить квартиры в их бараке по 55 000 рублей за квадратный метр. Потом разговор пошел о 50 000 рублей. Жильцы со снижением стоимости не согласились. Что произошло дальше — известно.

Я поднимаюсь на второй этаж, в квартире без номера за металлической дверью — обгоревшая стена и обвалившийся потолок. Виднеется небо. На чердак не пройти: крыша дома прогнулась так сильно, что держится на перилах уцелевшей лестницы.

— Следователь приходил один раз, задал какие-то общие вопросы, и ушел. Сегодня еще позвонили из полиции: «Придите в отдел для допроса. Я говорю: «Не могу ходить. Ноги разболелись». Мне в ответ: «Ну раз ноги болят, тогда ладно — не ходите». А к нам не поехали — компьютер у них, мол, в отделении только. Без компьютера они не могут.

Самооборона

Чтобы обезопасить свои дома, местные организовали ночные дежурства. Первопроходцами стали жители барака на улице 40 лет Октября.

— Я уже не помню, когда последний раз нормально спал, — Евгений Белозеров пытается взбодрить себя чашкой кофе. Мы выходим в ночной дозор. — Днем работаешь, а ночью — дежуришь. Нет, спал позавчера. Серега один дежурил. А вчера — я один. А сегодня — мы вместе.

Серега — громадный мужик в черной куртке и медицинской маске выходит из подъезда около половины десятого. Мы обходим улицу.

— Надо было трубу взять, — говорит Серега. — Вдруг кого поймаем из поджигателей.

— Вот потому и не надо тебе трубу, — отрезает Евгений. — Неровен час, ноги человеку переломаешь.

Трубой они называют монтировку. И она у Сереги с Евгением действительно есть. Но ее не применяют. Серега вообще добрый малый: в понедельник во время своего дежурства поймал 15-летнего школьника, который прокрался в подъезд. И отпустил его.

— Он, блин, на цыпочках на чердак стал подниматься. Я — за ним в подъезд. Крадется, добрался до двери чердака. Я говорю: «Стоять». Ну а что ему делать? Он сдался. Говорит: «Я просто погреться зашел». Обшманал его, конечно, но ничего для поджога при нем не было. Отпустил, даже пендаля не дал.

— А надо было полиции сдать, — говорит Евгений. — Ну пусть даже он погреться зашел. Почему он в одиннадцать вечера по улице ходит? Может, у него проблемы. Может, его отец дома бьет?

Сам Евгений дежурил во вторник. И тоже поймал человека, зашедшего в их подъезд.

— Этот уже взрослый был. Лет 45 ему. Щупленький такой. Бомжеватого вида, — рассказывает Евгений. — Главное, за полчаса как он пришел загорелся дом в трехстах метрах от нас. Расселенный уже барак. И вот я туда метнулся, заснял пожар. Потом возвращаюсь к своему дому, смотрю — этот заходит. И — на чердак. Я в подъезд забежал, во все двери стучу. Выходите, мол. А на первом этаже девичник был. И, представляешь, толпа женщин его просто зажала у двери. Ни один поджигатель с такими не справится. Он начал рассказывать легенду. Типа работает на лесопилке на проспекте Космонавтов, сегодня получил зарплату, завтра должен уехать домой куда-то в другой город. А к нам просто погреться зашел. Ну, совсем не складно. При этом паспорта у него нет, билетов на поезд нет. Есть только зажигалка. А сигарет нет, кстати. Но мы проверили — курильщик.

Жители дома продержали незнакомого мужчину в подъезде полтора часа, пока не приехала полиция. Полицейские забрали «гостя». Что с ним было дальше, жители не знают.

«Новая газета» направила запрос о судьбе задержанного в МВД по г. Екатеринбургу. На момент публикации ответа не последовало.

— Странно, — говорю, — посылать ребенка или бомжа поджечь дом. Лучше, наверное, доверить это бандитам?

— Наоборот, — усмехается Евгений. — Те денег запросят. А школьнику дай 5 000 рублей и зажигалку — так он тебе все бараки на Уралмаше спалит, ему это «по приколу» будет.

В ночь нашего дежурства незваных гостей в уралмашевских бараках не было.

«Действует психически нездоровый человек»
В поджогах домов жители обвиняют застройщиков. Те отбиваются.

Если в юротделе застройщика «Правобережный» (бараки на улице 40 лет Октября) от комментариев воздержались, то в «Атомстройкомплексе» (бараки на Авангардной) и компании «Фортис» (бараки на Омской, где погибли люди) предоставили официальные комментарии.

— Дом по улице Авангардная, 7, действительно, находится на территории, по которой у нас заключен договор развития застроенных территорий, однако в планах компании на 2020 год расселения этого дома нет, — заявили «Новой газете» в «Атомстройкомплексе». — Застройщику невыгодно расселять дом заранее — как правило, эта процедура начинается, когда определены сроки строительства. Что касается установления причин пожаров — это должны делать специалисты.

Представители компании «Фортис» заявили, что намерены помогать следствию.

— «Фортис» не имеет отношения к случившемуся пожару. Мы уверены, что правоохранительные органы проведут экспертизу, выяснят причину и установят виновных в этом происшествии. Со своей стороны хотим подчеркнуть, что у ООО «Фортис» дом по Омской, 91 стоял в планах на расселение в 2021 году, под вторую очередь строительства ЖК «Основа».

Жители деревянных домов были заинтересованы в расселении. Не исключаем, что случившийся пожар может быть связан с недавними пожарами на Уралмаше, и действует психически нездоровый человек.

Наша стройка была под видеонаблюдением, и мы уже передали в Следственный комитет видеорегистратор со всеми записями. Надеемся, что это поможет ускорить расследование.

Следователи, к слову, на следующий день после пожара приходили в «Фортис» с обыском. В компании подтвердили, что они изъяли некоторые документы, не уточнив, какие именно.

В СК тоже воздержались от комментариев о том, связывают ли они поджоги на Уралмаше с трагедией на Омской, отрабатывают ли версии о причастности к поджогам застройщиков либо психически нездоровых людей?

В серийных пожарах в Екатеринбурге есть два совпадения, которые требуют объяснения. Они же, вероятно, могут стать ключом к ответу на вопрос, кто стоит за поджогами?

Совпадение первое — все пожары начинались в промежуток с 23.00 до 00.00. В это же время в бараке на улице 40 лет Октября, 39 жители ловили двух незваных гостей, пытавшихся пробраться на чердак.
Совпадение второе — все горевшие бараки в скором времени должны быть расселены. Но при этом они находятся на территории разных застройщиков. Неужели застройщики договорились о поджогах?
Впрочем, нужно сказать, что коммерческие поджоги — дело все еще выгодное. Площадь жилых помещений в доме № 39 на улице 40 лет Октября, в доме № 7 на улице Авангардной и в доме № 91 по улице Омской — 1270 квадратных метров. Средняя цена квадрата в бараке на севере города — 55 тысяч рублей (такую цену предлагают и застройщики). Итого: на выкуп трех домов уйдет приблизительно 69 850 000 рублей.

Решился бы кто-то ради таких денег на убийство, должно установить следствие.

Источник: novayagazeta.ru

Комментарии неравнодушных

отменить цитирование